Январь 25, 2019 16:28
Что-то произошло и ребенок расстроен, грустит, злится или просто переживает истерику. Что делать?

Порой успокаивать бессмысленно, утешения не дают результата, а мы только оттягиваем пик переживания. Есть физиологический закон: максимальное расслабление наступает после максимального напряжения. Если процесс пошел, то нужно пережить его пик. И вы как родитель, поддерживаете на этом пути. Чем дольше вы не даете ребенку его пройти, тем дольше затягивается процесс переживания. Тем больше уходит ресурсов и энергии на переживание. Нужно просто быть с ребенком рядом и дать возможность пережить пик.

И это совсем не страшно. Давайте теперь подробнее...

Я укладывала 4 летнего сына спать. Он осмотрел комнату и кровать, и спросил.

«А где Гленн?»

Он не отпускал из рук этого маленького тигра с тех пор как научился крепко держать что-то в руках.

Мой муж предложил спуститься вниз и поискать Гленна. И прокомментировал, что в этот вечер, он не видел Гленна. И это было очень необычно.

Сын был в растерянности. Его взгляд был зафиксирован на какой-то дальней точке, наверное, он пытался вспомнить где забыл тигра. Его плечи выпрямились, спина вытянулась и он посмотрел мне в глаза с паникой.

Как переживать детские эмоции вместе? И учиться реагировать на неприятные обстоятельства?
И закричал: "Я забыл Гленна в машине Гиги!"

Гиги естественно жил в другом штате. Так мы столкнулись с нашей первой ночью без Гленна, с тех пор как мой сын был еще младенцем.

Конечно мы и раньше теряли Гленна, но перед сном всегда находили, даже если искали его часами. А однажды мой сын вытащил Гленна из окна машины и случайно отпустил. Гленн немного покрутился на оживленной улице..

Но все равно, еще ни разу он не спал ночью без Гленна.

Шок проходил через все тело моего сына. Он вздрагивал от гнева, как от электричества.

И тут он ударил по воздуху рукой и громко закричал: "Я не буду спать без Гленна! Я не пойду спать без Глена! Я больше никогда не пойду спать!!"

Потом было еще Больше ударов, криков...

В этот момент мой муж вернулся из безрезультатного поиска и пристально посмотрел на меня.

Я не знаю смог ли он заметить мой взгляд, но я пыталась отразить в нем мудрость, знания и ясность. Верите или нет, но это то что я чувствовала.

Потому что очень вовремя я вспомнила аналогию с поездом…

Поезд, который может изменить жизнь…

Эта метафора не была новой,

честно говоря, я часто применила ее для себя, к своему собственному приступу эмоций.

Но в этот момент, когда мой ребенок бился в истерике на полу как рыба выпрыгнувшая из воды, мне казалось эта метафора единственным разумным выходом.

Сложные чувства это туннели, а мы поезда, которые путешествуют по ним.

Мы должны пройти весь путь сквозь темноту, чтобы добраться до света в конце туннеля.

Проблема состоит в том что, мы, родители и воспитатели с благими намерениями, часто пытаемся перехватить детей на пути через темный эмоциональный туннель.

Например, наблюдая, как ребенок гневается, грустит или испытывает страх, потому что потерял любимую игрушку, мы легко можем сказать:

Это только одна ночь. Мы вернем его завтра.

У нас так много других игрушек, просто выбери другую сегодня.

Все будет хорошо, обещаю.

Все эти слова шли бы от сердца, но они были бы бесполезны.

Так часто, когда дети борются со своими чувствами - грустью, гневом, страхом, одиночеством, виной - мы пытаемся логически их вывести из этих ситуаций. Мы объясняем, почему они так реагируют, или что МЫ ЗНАЕМ , что в итоге все хорошо закончится.

Конечно, мы пытаемся им помочь таким образом. Но если мы немного посмотрим сквозь ситуацию, заглянем глубже, то все что мы действительно пытаемся сделать - это почувствовать лучше СЕБЯ. Потому что боль наших детей, ранит нас так глубоко и создает нам сильные неудобства.

Мы хотим остановить их плач как можно быстрее, не они этого хотят.

Вернемся к метафоре. Если эмоции это туннели, а мы поезда, которые ездят внутри них, то нам нужно продолжать движение в другую сторону.

Что делаем мы, взрослые, когда лицом к лицу сталкиваемся с нашей собственной эмоциональным накалом? Мы пытаемся выйти из туннеля по быстрее. С первых ударов, игнорируя эхо и недоумевая почему мы все еще не видим свет. Иногда мы приседаем в темноте, закрываем глаза и просто притворяемся, что мы совсем не в туннеле. Все в порядке.

Иногда мы делаем целый ряд других вещей: едим мороженое, пьем вино, идем за покупками в Интернет, убиваем часы просматривая Сериалы, играем в игры на наших телефонах или беззвучно прокручиваем Facebook, чтобы отвлечься от того факта, что мы в туннеле.

Но ничто из этого не выводит нас из туннеля, не так ли?

Затем, когда мы НАКОНЕЦ-ТО позволяем себе кричать и плакать, бить кулаками и рушиться на пол и кричать, мы внезапно чувствуем ЭТО. Облегчение.

То же самое касается наших детей. Мы не можем научить их, что есть какой-то секретный побочный выход, когда на самом деле нет. Нет выхода, кроме как через это, и это наша работа, быть проводником для них в этих туннелях.

Вот почему я не сказала ни слова моему сыну. Вместо этого я просто сидела рядом с ним, когда он рыдал. Когда мне показалось, что ему стало чуть легче, я начала гладить спину, молча. Он продолжал плакать, плакать и плакать.

Родитель должен помочь ребенку пережить чувство разочарования и обеспечивать комфорт. Задача не должна состоять в том, чтобы преподавать урок, а перевести разочарование в грусть ... Гораздо важнее, чем наши слова, это чувство ребенка, что мы с ним заодно, а не против.

Слезы закончились. Он мельком увидел близлежащую книгу о собаках, потянул ее и начал просматривать. Как будто ничего не произошло.

Я посмотрела на часы. Прошло 8 минут.

Я решила, что сейчас самое время говорить. Я сказала ему, что знаю, что сегодня вечером будет слишком сложно, но, может быть, мы могли бы вместе подумать над тем, что могло бы помочь ему.

Если бы я предложила это за 4 минуты до этого, он бы не ответил. Но поскольку я ждала, пока его поезд пройдет через этот туннель, то все будет хорошо.

Без каких-либо дополнительных побуждений от меня, мой 4-летний ребенок выбрал две разные игрушки, чтобы спать, а затем спросил, можем ли мы прочитать две дополнительные книги перед сном, чтобы сделать вечер более особенным.

Если бы я сказала ему, что это неважно, это всего одна ночь без одной игрушки, и у сына не появилась бы эмоциональная устойчивость. Этим бы я дала ему понять, что его желания ничего не значат, а его боль никто не воспринимает в серьез.

Просто ли сидеть рядом с ребенком, когда он пробивается через туннель? Позволить ему почувствовать приливы паники, а затем самому выходить на свет?Эти действия создают эмоциональную устойчивость. (эластичность)

Поэтому в следующий раз, когда ваш ребенок глубоко разочарован, рассержен или расстроен, помните, какую работу должен выполнить родитель в этот момент.

Задача родителя заключается в следующем:

Обеспечьте комфорт через разочарование.

Излить все слезы ребенка.

Покажите сочувствие к ребенку.

Позвольте уроку жизни пройти естественным образом, а не через вашу проповедь.

Поддержите путешествие вашего ребенка через эмоциональный туннель.

Работа родителя - это НЕ заставить нашего ребенка прекратить плакать как можно быстрее.



Сидите с ними в тишине. Оставайтесь рядом с ними, когда они проходят свои туннели чувств. И будьте с ними, когда они наконец достигнут спокойного, мирного света в конце.


Перевод: Анастасия Кришан

Автор: Katie M. McLaughlin "the train analogy that will change how you see your crying child"

Made on
Tilda